Время Чеботаевых

19 февраля 2015, 08:13
Текст: Лариса Федишина
Фото: Денис Кожевников

НОРИЛЬСК – Опубликован очередной материал проекта “Династии”, запущенного в год 80-летия ГМК “Норильский никель”. В рамках проекта рассказывается о поколениях норильчан, которые тесно связаны с компанией своей историей, традициями, судьбой.

Время Чеботаевых

Их семейный трудовой стаж в Норильске 70 лет. Это если считать годы работы в компании Виктора, Жанны, Александра и Андрея Чеботаевых. А если к семи десяткам трудовых лет прибавить стаж на комбинате Капитулиных, Мордвиновых и других близких родственников получится вдвое больше.

Глава семьи Виктор Викторович Чеботаев – начальник сушильного цеха медного завода. Александр Викторович – старший мастер сернокислотного отделения. Андрей Викторович – начальник участка производства элементарной серы сушильного цеха. Жанна Владимировна – заместитель начальника отдела промышленной безопасности и охраны труда рудника «Октябрьский», первую запись в трудовой книжке получила тоже на медном заводе.

Счастливый случай

Что вчерашняя школьница Жанна Капитулина придет именно на это предприятие, в их семье считалось само собой разумеющимся. Студентка-вечерница, будущий инженер… Мама Александра Александровна Капитулина, ее родная сестра Евгения Александровна Мордвинова, их двоюродная сестра много лет добросовестно трудились на медном заводе, заслужили уважение в коллективе, так что Жанну приняли на работу охотно – продолжатель трудовой династии!

Виктор Чеботаев, парень из Владикавказа, в школьные годы не собирался менять красоту южных гор на блеск северных снегов. Юноша решил стать дальнобойщиком, чтобы много зарабатывать и страну посмотреть. К прагматическому романтизму сына Виктор Чеботаев–старший, в прошлом военный летчик, отнесся философски: крылья парню не резал, но задачу поставил по-военному четко. Получишь высшее образование – и крути баранку, пока здоровье позволит.

До баранки дело не дошло: в 1983 году Виктор окончил в Северо-Кавказский горно-металлургический институт и по распределению с однокашниками Сергеем Горошечком, Сергеем Матусовым, нынешним начальником плавильного цеха, и еще несколькими новоиспеченными инженерами-металлургами приехал в Норильск. Работать пошел в обжиговый, теперь сушильный, цех медного завода. Осваивал технологию, сам осваивался на производстве, обзаводился новыми товарищами. К одному из них заглянул как-то в обеденный перерыв перекинуться парой слов. В это же время в операторную зашла чернобровая кареглазая девушка, сотрудница производственного отдела. Мои герои встретились, поговорили. И вот уже почти 29 лет – близится их бархатная свадьба – Виктору и Жанне Чеботаевым есть о чем поговорить, им интересно друг с другом.

– Поженились мы 26 апреля 1986 года. В день Чернобыльской катастрофы, – уточняет Виктор Викторович.

В ту счастливую для них субботу молодые не знали о случившейся в стране трагедии, но узнали раньше многих, еще до того, как о страшном происшествии сообщили по центральному телевидению. На свадьбу к племяннице приехала тетя Лена из Киева. Через день пошла купить обратный билет до Киева, а билет тете Лене не продали. Позвонили родным на Украину, тут правда и открылась.

…Жанна выходила замуж за Виктора – не только хорошего парня, перспективного инженера, ответственного человека, но за лейтенанта. Несмотря на то что в институте была военная кафедра и молодой специалист вышел из вуза при погонах, в 1986-м все однокашники Чеботаева, с кем он приехал в Норильск, получили повестки в военкомат. Обязательный, исполнительный, Виктор явился по вызову и вскоре отправился служить в Алтайский край, в Бийск. Будущий инженер-механик Жанна Чеботаева перевелась на заочное отделение и поехала за мужем. Через два года молодая семья возвращалась в Норильск с маленьким Сашей на руках и в ожидании рождения Андрея. Налаживать быт и устраиваться на работу пришлось заново.

Виктор настоял на возвращении на медный завод, хотя для этого ему пришлось дойти до юридического отдела комбината. А Жанна, «отдохнув» в отпуске по уходу за ребенком, на родное предприятие не попала: посменная работа для мамы двоих маленьких детей нелегкое испытание. Устроилась в производственное строительно-монтажное объединение «Норильскстрой», в трест «Спецфундаментстрой».

– Я по сменам работал, а Жанне доставалось: двоих посадит в санки – и в детский сад, – рассказывает Виктор Викторович. – Андрею год и четыре месяца, Саша на год старше. Один садик находился у автовокзала, другой – возле «Горняка».

В те годы такси в Норильске вызвать было невозможно. Семья жила на пятом этаже в доме без лифта. Можно представить, как молодой маме давались эти ежеутренние походы.

– Я килограммов на тридцать похудела, – улыбается Жанна Владимировна.

Как говорят в народе, была тонкая, звонкая и прозрачная. Но не сдавалась: вела дом, окончила учебу в НИИ и получила диплом инженера-механика, продолжала работать в отделе охраны труда на разных предприятиях. Последние пять лет – на руднике «Октябрьский». Встает по-прежнему раньше всех, в начале шестого, готовит завтрак на всех своих мужчин, кормит четвероногих домочадцев и бежит на служебный автобус, чтобы к восьми часам уже быть в рабочем кабинете.

Четыре Я – одна семья

В это же время начинается трудовой день Чеботаевых-мужчин. До медного завода они вместе добираются рейсовым автобусом, и каждый на своем рабочем месте сразу включается в производственный процесс.

…О том, чтобы Саша и Андрей не получили высшее образование, речи быть не могло: в семье у мамы все с институтскими дипломами, отец тоже с высшим образованием. Так что будущее сыновей было предопределено. Правда, Андрей, как в юности Виктор Викторович, пытался увильнуть: сварщиком буду, у них зарплата хорошая. Но мама быстро охладила пыл младшего сына. Недавно Андрей все-таки купил сварочный аппарат на заработанные деньги. Пригодится, говорит, в гараже что-то сделать или в собственном доме. Хозяйственный, вполне самостоятельный человек. Как и старший брат. А после школы…

На материк нас родители не пустили, – признается Александр. Может, папа с мамой боялись, что сыновья не справятся с вольной жизнью. Или не были уверены, что парни сделают правильный выбор. Мнение ребят, конечно, выслушали – как принято в семье Чеботаевых, родители и дети разговаривали, обсуждали варианты и решили: Саша и Андрей остаются.

– А что такое жить в Норильске и металлургом не быть, –объясняет глава семьи.

– Действительно, тут либо горняком, либо металлургом работать, – соглашается Александр. Братья выбрали кафедру металлургии Норильского индустриального института. Сдали вступительные испытания с учетом результатов ЕГЭ: в 2006 году он проводился еще в качестве эксперимента. Абитуриенты Чеботаевы поступили на бюджет.

Поначалу было трудно. Всей семье. Родители первые два года, можно сказать, прожили в институте: контролировали сыновей, помогали им в учебе. Александр и Андрей признают: поддержка родителей оказалась очень серьезным стимулом. Как вспоминает старший брат, в первом семестре их студенческая группа состояла из тридцати двух человек. Выпустились только семь.

– С третьего курса мы с женой уже не знали, когда ребята делают курсовую работу, когда готовятся к экзаменам – они стали полностью самостоятельными, – продолжает Виктор Викторович. – Стипендию получали, Андрей даже повышенную.

– Считаю, что металлургию они правильно выбрали. Специалисты из Заполярного филиала хорошие выходят, – поддерживает мужа Жанна Владимировна. – Жилье у нас в Липецке, там тоже металлургические заводы. И вообще «технари» везде нужны. А в Норильске ребята приобретают хороший опыт.

Причем с институтской скамьи. Когда Андрей и Александр второй раз пришли на производственную практику на медный завод, начальник сушильного Алексей Иванович Девочкин включил этих толковых ребят в программу «Профстарт». Что значительно увеличивало шансы парней попасть в штат работников компании. На аттестации после практики Сергей Борисович Градюшко, тогда начальник плавильного цеха медного завода, стал «с пристрастием» задавать Александру и Андрею профессиональные вопросы. Их ответы опытного металлурга, наверное, вполне удовлетворили, и Градюшко стал сватать третьекурсников к себе в плавильный. Братья отказались: окончим институт, получим дипломы, придем.

Так и сделали, пришли в цех к Градюшко. Сергей Борисович к тому времени уже руководил сушильным, и на последней аттестации твердо сказал братьям Чеботаевым, что они нужны именно здесь. Так парни стали гидрометаллургами. Но их карьера в компании только начинается, и, я думаю, вполне может случиться, что братья Чеботаевы освоят все процессы в отрасли.

– Мы не жалеем, что пошли в сушильный цех, – говорит Александр. – Не знаю, какой коллектив в плавильном, но у нас – очень хороший. Да и должности уже есть.

– А как они с вами срабатываются, Виктор Викторович?

– Срабатываются, – по-моему, немного резко отвечает начальник сушильного цеха. И объясняет, может быть, всем присутствующим дамам, возможно, только мне: – Воспитывали и воспитывают молодые кадры заместители начальника цеха. Из них надо сделать людей, если что не так – опытные производственники научат!

Думаю, «сделать людей» в представлении Виктора Викторовича означает всесторонне профессионально подготовить и по-житейски закалить молодых. Научить их разбираться, кому можно доверять, кому какое производственное задание поручать.

Определенные успехи в таком воспитании уже есть: Андрей несколько раз исполнял обязанности главного инженера цеха и не заходил к папе в кабинет по каждому вопросу. Чем, думаю, Чеботаев-старший гордится.

– Главный инженер может любому к начальнику участка обратиться по вопросам технологии, сказать, какие режимы настроить. А уже начальник участка даст задание рабочим, – вводит меня в курс дела Андрей.

Производственный момент

Сушильный цех – это восемь отдельно стоящих зданий по всей территории медного завода. Сушильный, сернокислотный участок, серный, участок очистки промышленных растворов… Все обойти, проконтролировать не так-то просто. А цех должен функционировать как часы, чтобы бесперебойно обеспечивать плавильный необходимым материалом для производства меди.

Я записываю в блокнот вроде бы понятные для каждого норильчанина слова: «Песчаник, медный концентрат, руда, шихта, оборотный шлак», но технологический процесс в моей голове никак не складывается. На выручку приходит Александр:

– Все, чем надо накормить печку, чтобы получить медь, идет от нас.

Из рассказа братьев понимаю, что участок производства элементарной серы, где работает Андрей, более сложный: четыре здания, четыре разные технологии. Александр «кислоту произвел и все». Но в ней, в серной кислоте, весь комбинат нуждается. Не отгрузить кислоту – вся металлургическая отрасль в Норильске встанет.

– У меня участок меньше, чем у Андрея, – уточняет Александр. – Маленький коллектив имеет свои плюсы и минусы. Например, если кто-то заболел или в случае других непредвиденных обстоятельств, трудно замену найти.

Зато все как на ладони: руководитель знает, на кого можно рассчитывать в любой ситуации.

По секрету от моих героев на медном заводе рассказали, что Александра все уважают и любят за ответственность и человечность. Андрей – парень более горячий, что ли. Но, как и старшему брату, ответственности, стремления совершенствоваться в профессии младшему Чеботаеву не занимать. Словом, перспективные молодые люди. И перед ними пример отца, грамотного технолога и организатора производства. Еще коллеги подметили: начальник сушильного цеха говорит мало, но «в десятку».

Заместитель директора медного завода Алеко Габучия дополнил портрет Чеботаевых:

– Знаете, что главное в их семье? Тепло и доброжелательность.

Пожалуй, к этому можно добавить качества, которые мне за время общения стали очевидными: умение принимать людей такими, как есть, и дорожить своими близкими и друзьями.

В наше время мало у кого получается поддерживать отношения с уехавшими на материк коллегами, да и потребность в этом есть далеко не у всех. А Виктор Викторович почти каждый месяц обзванивает вчерашних сослуживцев. Во Владикавказ Сергею Михайловичу Гетоеву звонит – бывшему главному инженеру цеха, Валерию Фаятовичу Ахметшину, работавшему заместителем начальника сушильного цеха по производству, с ними Чеботаев учился в одном институте. В Оренбург – Виктору Васильевичу Скибе, когда-то заму по ТБ. В Новосибирск Валерию Ивановичу Дорогину, бывшему старшему энергетику цеха.

Виктору Викторовичу перед Новым годом звонил из Ленинградской области бывший слесарь-ремонтник участка сернокислотного производства Игорь Анатольевич Найденко. И не только он. Так что товарищеские отношения норильских металлургов со стажем сохраняются и на расстоянии.

Молодое поколение семьи Чеботаевых поддерживает дружеские связи с теми, с кем росли с детства. Когда у Андрея и Александра появилась возможность купить себе жилье, каждый выбирал квартиру в своем районе: здесь друзья живут и от родителей недалеко, говорят братья.

Они воспользовались льготным кредитованием Сбербанка, предусмотренным программой для молодых специалистов компании, покупающих жилье в Норильске.

– Если бы мы в 25 лет могли иметь трехкомнатную квартиру, считали бы, что лучшего не надо, – говорит Жанна Владимировна. – А мы вчетвером в однокомнатной жили, к нам еще мама приехала. Потом от завода дали двухкомнатную хрущевку на улице Нансена. А свою теперешнюю, большую квартиру мы с Виктором на свои деньги купили, когда мальчишки начальную школу окончили.

Словом, родители очень рады, что Андрею и Александру уже в начале их профессиональной карьеры помогла социальная программа «Норильского никеля». Сейчас братья отдают кредит и потихоньку обустраиваются. У Александра идет ремонт, семья и друзья помогают. Андрей уже переехал. В его бывшей комнате в родительском доме теперь мастерская, где мама вяжет, шьет, занимается батиком. Картины Жанны Чеботаевой норильчане видели – и оценили! – на выставке «Январские мотивы» в Городском центре культуры.

Мужчины творчество жены и мамы поддерживают, как Жанна Владимировна поддерживает их увлечение охотой и рыбалкой, покупку снегохода и всякого инструмента – предмета первой необходимости для настоящего мастера.

– Как, по-вашему, родителям удается хранить семью и дружескую атмосферу в доме? – спрашиваю Андрея и Александра.

– Характер такой, – отвечает Александр.

– Золотой характер мамы?

– Обоих, – улыбаются братья.


Читайте также

Фоторепортажи
Репортажи
Александр Рюмин: "Перед нами колоссальные задачи, но мы справимся" Александр Рюмин: "Перед нами колоссальные задачи, но мы справимся"
2015 год войдет в историю «Норильского никеля» отдельной яркой страницей. Это год 80-летия компании