Виктор Томенко: "Экономическое могущество Красноярского края обеспечивает "Норильский никель"

16 июля 2015, 13:03
Текст: Кристина Иванова

Красноярск. Продолжаем проект "Земляки", посвященный 80-летию "Норильского никеля". Юбилей компании мы посчитали прекрасным поводом для беседы с теми людьми, которые могут раскрыть историю легендарного комбината, рассказать о работе предприятий в сегодняшних условиях и поведать о жизни в самом северном городе России - Норильске. И в преддверии основных праздничных мероприятий, приуроченных к юбилею, публикуем интервью с Виктором Томенко.

Виктор Томенко: "Экономическое могущество Красноярского края обеспечивает "Норильский никель"

Как известно, председатель регионального правительства – норильчанин. В Норильске он родился, сделал успешную карьеру, долгое время был директором Заполярного филиала ГМК "Норильский никель". Покинул родной город только в 2010 году, когда перешел работать в органы власти края.

— Виктор Петрович, в Норильске началась ваша жизнь, вы там учились и долгое время работали. Сегодня следите за тем, что происходит в городе?

— На Норильск сегодня я смотрю с нескольких точек зрения. Действительно, я прожил там практически всю свою жизнь и только однажды сменил место жительства, переехав в 2010 году в Красноярск. Поэтому, прежде всего, мне интересно всё происходящее в городе как коренному жителю. Во-вторых, как бывшему руководителю Заполярного филиала «Норильского никеля», предприятия, которое там во многом определяло и определяет до сих пор уклад, характер и многие показатели жизни, мне важно, как обстоят дела на производстве. И, наконец, сейчас я смотрю на город и как руководитель высшего органа исполнительной власти края, который сегодня отвечает за социально-экономическое состояние края и его территорий. Кроме того, несмотря на то, что многие мои близкие, друзья, коллеги тоже покинули Норильск, мы поддерживаем общение с земляками, находясь в разных точках страны и мира. Так что, думаю, что в силу всех этих разных обстоятельств хорошо и глубоко представляю себе всё, чем живет сегодня Норильск, хотя, может, и не так остро чувствую «нерв жизни» города, как раньше.

— Ваша профессиональная жизнь, путь к вершинам карьеры начинались с Норильского комбината, а первая должность, которую вы занимали, работая на комбинате, — аппаратчик-гидрометаллург первого разряда Надеждинского металлургического завода...

— Такие данные действительно указаны в моей официальной биографии, однако этот факт требует некоторых пояснений. На самом деле, это просто первая запись в моей трудовой книжке, и только. Дело в том, что нынешний Норильский индустриальный институт тогда работал по системе «завод-втуз». Это подразумевало, что ты поступаешь на предприятие, которое командирует тебя на обучение. Причем два года ты учишься как обычный студент-очник на дневном отделении, а начиная с третьего курса один месяц учишься, один — работаешь. Поэтому мне еще не было и 18 лет, когда я был зачислен на Надеждинский металлургический завод, и с третьего курса постоянно бывал на производстве, где прошел через разные рабочие специальности. Приходилось работать как в цехе производства элементарной серы, так и в металлургических, плавильных цехах, на самых разных участках и в самых разных должностях. Но фактически именно в должности аппаратчика-гидрометаллурга цеха производства элементарной серы я не проработал ни дня, хотя легенда такая есть.

— Что из того, что приходилось делать в годы обучения, интересовало вас больше остального? И если бы вам довелось остаться на производстве, чем бы вы предпочли заниматься?

— Коллектив, в который мы попали на Надеждинском заводе, на мой взгляд, был просто замечательный. Тогда завод, который является самым молодым накомбинате, требовалось вывести на проектные мощности, и для решения этой задачи там собрались люди, прошедшие очень интересную и сложную школу, с самых разных предприятий комбината. Они хорошо понимали, насколько важно наставничество, насколько важно молодежи передавать не только знания и умения, но и какой-то взгляд на жизнь, какие-то позиции, принципы, ценности. Это было, и это позволяло мне с интересом каждый день бежать на работу. Но выделить какой-то конкретный вид деятельности и сказать, что я бы хотел заниматься только этим, не могу. Металлургическое производство достаточно сложное. Тогда на заводе работало больше трех тысяч человек самых разных специальностей. И каждая из них была важна. И если что и нравилось больше всего, так это общая атмосфера и понимание того, что ты своими руками делаешь какое-то очень нужное дело. Металлургический цикл венчает усилия десятков тысяч человек, которые проводят геологоразведку, добывают руду, обогащают ее и так далее, чтобы в конечном итоге получить металл. И ощущение себя в этом коллективе, ощущение причастности к этому процессу, даже если ты еще совсем молодой специалист, уже само по себе дает результат. Понимание того, что производство в целом — это большущий механизм, где каждый должен выполнять свою функцию, пожалуй, есть самое глубокое впечатление, которое работа на производстве у меня оставила.

— Могли бы выделить кого-то из ваших коллег, кто на вас повлиял особенно?

— Иногда я возвращаюсь к этому вопросу, сам себе его задаю и понимаю, что на него не существует простого ответа. Мне довелось пройти путь не то что даже от рабочего, а от норильского ребёнка до руководителя комбината. За это время судьба свела меня с тысячами людей. Поэтому если я сегодня выделю кого-то отдельно, то буду потом сам же беспокоиться по поводу того, что не назвал всех остальных. В любом случае, на меня, моих друзей, с которыми мы вместе росли и в дальнейшем работали, очень глубокое и сильное влияние оказали наши близкие, родители, которые тоже были сотрудниками комбината. А с точки зрения каких-то идеалов, я думаю, надо упомянуть знаковые фигуры, признанные каждым жителем Норильска. Прежде всего, это Авраамий Павлович Завенягин, именем которого был назван Норильский комбинат. Но говорить можно и о каждом руководителе комбината, обо всех людях, которые сыграли важную роль в истории города. В Норильске всегда уделялось этому особенное внимание, что оказало колоссальное влияние на воспитание всех поколений норильчан и на меня лично. И пусть я сегодня намеренно не назвал вам конкретных имен, но у всех, с кем мне пришлось работать и кем пришлось руководить, я действительно многое перенял и многому научился. И за это я им искренне и безмерно благодарен.

— Часто приходится слышать об особом «северном характере» — согласны ли вы, что норильчане действительно отличаются от жителей Большой земли? Можете ли отметить определенные качества, которые воспитывает именно Норильск?

— Согласен на сто процентов. Конечно, люди встречаются разные, поэтому не факт, что это будет очевидно, если сравнивать одного конкретного человека с другим. Речь, скорее, идет про определенную среду, про дух. И вот он точно у норильчан имеется и заключается в особой надежности, обязательности, дисциплине, ответственности и внимании к людям, с которыми сталкивает судьба, пусть даже ненадолго. Всё это присуще людям с Севера, и норильчанам в том числе. Так сложилось в силу истории освоения этой земли, так сказываются и оторванность от материка, и климатические и прочие особенности жизни за Полярным кругом.

— Если возвращаться к вашей профессиональной деятельности, в основном, ваша работа была связана с экономикой предприятия, и достаточно долгое время вы руководили Заполярным филиалом «Норильского никеля». Сейчас с экономической точки зрения «Норникель» столь же открыт для вас? Насколько прозрачную политику компания ведет с краем в этом отношении?

— Конечно, работая директором предприятия, я знал о нем гораздо больше, чем я знаю о нем сейчас, в должности председателя Правительства. Но это и правильно, поскольку сегодня мне нужно знать лишь столько, сколько требуется для принятия решений на уровне края. Мне важно руководствоваться правильными фактами, объективными данными, понимать стратегию развития компании, и с этой точки зрения Правительство края обладает всей необходимой информацией в нужном объеме.

— «Норильский никель» и Правительство Красноярского края имеют ряд соглашений. Благодаря каким из них удалось достичь максимальных результатов в части развития экономики региона?

— Дело не в соглашениях. Сами по себе эти документы не приносят экономического эффекта, а лишь закрепляют наши намерения объединить усилия и вместе поработать над какой-нибудь важной темой. Базовая, все-таки, вещь – это то, что ГМК «Норильский никель» обеспечивает примерно четверть всех доходов края. Это мощное предприятие дает работу не только своим сотрудникам, но и большому количеству краевых компаний – своим поставщикам и подрядчикам. И в этом заключается его ключевое влияние на экономику региона. А соглашения по каким-то аспектам лишь регулируют наши совместные действия.

В качестве примера одного из самых масштабных я бы привел так называемое четырехстороннее соглашение, заключенное в 2010 году между компанией «Норильский никель», федерацией, Красноярским краем и городом Норильском. Оно закрепляет условия переселения жителей на материк за счет средств компании и федерального бюджета, и это соглашение люди ждали, наверно, лет 15, а может, и все 20. В период советской истории государство позаботилось о том, чтобы рабочие попали на предприятие, приехали в Норильск. Но когда произошли драматические события начала 90-х, и все заработанные деньги обесценились, люди остались без перспектив, без возможности реализовать свои планы. А нормальный план всякого норильчанина заключается в том, чтобы в работоспособном возрасте оставаться на комбинате, а затем, заработав «северные», уехать на материк, купить там себе квартиру и устроить свою жизнь. Это была обычная совершенно жизненная стратегия, и она оборвалась вместе с распадом Советского Союза в результате последовавших за этим финансовых катаклизмов. И очень многие задержались в Норильске, встретили там свою пенсию. А северный город, надо сказать, не очень подходит для постоянного проживания, тем более, людей пенсионного возраста, ведь там нет ни дач, ни огородов — это только город и производство. И многие, конечно, мечтали переехать, но возможности не было. В конечном итоге на государственном уровне было принято решение о том, чтобы в период с 2010 по 2020 год переселить более 11 тысяч семей, и сегодня такая программа реализуется.

— Говоря о «Норильском никеле» как об основном налогоплательщике, нельзя не спросить, сказалась ли экономическая ситуация на налоговых отчислениях компании в бюджет региона?

— «Норильский никель» из года в год платит в бюджет края от 30 до, может быть, 35 млрд рублей. Как я уже говорил, это примерно четверть всех доходов региона. Уровень этот стабилен, и в этом году объем не уменьшился, а даже увеличился. Этому есть свое объяснение: комбинат производит продукцию, которая продается за доллары, и поэтому все влияние увеличившегося курса превращается в дополнительные доходы компании, которые, в свою очередь, превращаются в налоги. Понятно, что есть и отрицательное влияние экономической ситуации. У компании имеются, к примеру, валютные кредиты. Но в целом «Норильский никель» чувствует себя спокойно и устойчиво. Компания не приостанавливает свои планы, связанные с модернизацией производства, реализует стратегию, которая подразумевает развитие первоклассных активов, к которым относятся месторождения Норильского промышленного района. Думаю, если идти теми же темпами, которыми сегодня отрабатываются существующие месторождения, то примерно лет на 40 с небольшим Норильск обеспечен богатыми рудами, и на сотню лет вперед рудами бедными, вкрапленными. Поэтому будущее у комбината с точки зрения человеческой жизни почти бесконечное.

— «Норильский никель» направляет много средств и сил на мероприятия, связанные с улучшением экологической ситуации в Норильске. В перспективе в вопросах взаимодействия правительства и компании экология может стать более приоритетным направлением, нежели развитие производства и экономики?

— Что такое металлургия в упрощенном понимании? Надо из-под земли достать руду, ее обогатить, превратить в концентрат. То, что лишнее, а это примерно 80%, в виде отвалов куда-то сложить, остальное в виде концентрата отправить на металлургический завод, там в печах переплавить, проделать еще ряд операций, подвергнуть электролизу и так далее, чтобы получить в итоге сколько-то сот тысяч тонн металла. Остаются миллионы тонн породы, и с ними нужно что-то делать. Лишнюю серу нужно выжечь. И деваться, по большому счету, некуда, ведь металл — он в руде, причем в виде химических соединений. Поэтому вся металлургия — это набор химических и физических преобразований рудного сырья. Думали ли про экологию несколько десятилетий назад, когда строили и запускали производство в Норильске? Наверное, нет. Никель и медь были крайне нужны стране. Любой ценой. Конечно, это упрощенное понимание, но, одним словом, вопросы безопасной утилизации отходов были отнесены на второй план, а на первый поставлены вопросы технологической и экономической эффективности. Что происходит сегодня? У нас есть действующее производство, в которое вовлечено около сотни тысяч человек работающих. Как решить экологический вопрос? Очевидно, что производство, которое выбрасывает газ, оставляет твердые отходы, делает сбросы какие-то, надо закрыть, а вместо него построить новое, которое будет все это утилизировать и аккуратно складывать. Но закрыть комбинат невозможно. Процесс производства не может быть прерван, оно, кстати говоря, даже ночью и в праздники не останавливается. Нельзя лишить цепь даже одного из звеньев. И выход только один — провести преобразование на ходу, сохранив и экономическую эффективность, и работоспособность предприятия. Это очень непростая задача, но она решается в течение уже многих лет, и сегодня есть определенные подвижки в этой части. Закрытие одного из старейших производств в Норильске — Никелевого завода — ставит перед собой именно такую цель. Поэтому, отвечая на ваш вопрос о приоритетах, скажу, что как таковой экологической деятельности не существует. Это естественная часть производства. Но дело это стоит денег, требует времени и одновременного решения социальных и прочих задач.

— В этом году «Норильский никель» празднует свое 80-летие. Что для вас значит эта дата?

— Мое отношение к компании как личное, так и с точки зрения исполнительной власти края очень простое: «Норильский никель» и регион есть одно целое. Не было бы Норильска, его производств, трудовых коллективов и их заслуг, - наверно, совсем по-другому выглядел бы весь край. Представить Красноярский край без Норильского комбината невозможно, его стабильная и устойчивая работа очень важна для региона. И в этой взаимосвязи, очень плотной, очень тесной, и проходит наша жизнь. Кроме того, комбинат в эти дни заслуживает огромной благодарности за ту политику, которую проводит все эти годы. И я говорю не только об организации производства, но и о высоком уровне социальной ответственности «Норильского никеля». Очень многое в этом отношении компания делает не только в Норильском промышленном районе, но и на территории всего края. Причем, не только то, что должна по закону, но и часто выступает с собственными инициативами. Мы это видим, знаем и всегда стараемся отметить и поддержать.


Читайте также

Фоторепортажи
Репортажи
Александр Рюмин: "Перед нами колоссальные задачи, но мы справимся" Александр Рюмин: "Перед нами колоссальные задачи, но мы справимся"
2015 год войдет в историю «Норильского никеля» отдельной яркой страницей. Это год 80-летия компании